Вы находитесь здесь

Вы находитесь здесь

  • Можжевёловое дерево с двумя стволами, срубленное недалеко от озера Куликалон в Таджикистане.
    AKDN / Juniper Central Asia
Исследовательский институт горных сообществ УЦА
Можжевёловые леса и выживание высокогорных сообществ

Треть лесных угодий Таджикистана и Кыргызстана состоит из можжевельника, а на средних и больших высотах в горных районах Центральной Азии можжевёловые леса составляют до 80 процентов всех лесных угодий. Ввиду отсутствия базы данных по росту можжевёловых лесов Гульзар Омурова, научный сотрудник Исследовательского института горных сообществ Университета Центральной Азии (ИИГС УЦА), считает, что существует необходимость разработки устойчивой модели роста и продуктивности таких лесов.

«У нас отсутствуют механизмы получения определённых научных знаний, таких как показатели продуктивности и абсолютные параметры роста отдельных деревьев, — отмечает Гульзар. — Деревья могут предоставить широкий спектр информации о погоде, уровне воды в реках, интенсивности землетрясений, а также о том, увеличиваются или сокращаются популяции насекомых и других живых существ с течением времени. Поскольку природа развивается циклично, такие знания помогают создавать прогнозы и модели».

uca-2r-bis.jpg

Гульзар Омурова изучает годовые кольца на образцах из западного Зеравшана.
Copyright: 
AKDN / Juniper Central Asia

С целью устранения данного пробела Исследовательский институт горных сообществ УЦА совместно с группой исследователей из Германии, Кыргызстана и Таджикистана в 2019 году запустил проект «Можжевёловые леса Центральной Азии». Рассчитанный на два года проект включает пять основных направлений, среди которых социально-экономические исследования, анализ годовых колец, оценка зон распространения и биомассы можжевёловых лесов с помощью дистанционного зондирования, а также создание моделей для описания динамики их развития и деградации. 

Исследования Гульзар сосредоточены на дендрохронологии, научной дисциплине, изучающей деревья. Эта наука рассматривает деревья как природные хранилища точной ретроспективной информации. С прошлого года Гульзар собрала и проанализировала более 20 образцов можжевельника из различных районов западной части Зеравшанской долины в Таджикистане. Собранные ею образцы охватывают период в 126 лет, с 1893 по 2019 год.

Это исследование поможет разработать модели процессов, связанных с эрозией, водным балансом и урожайностью можжевёловых лесов, а также спрогнозировать потенциальные изменения этих показателей на основе социальных и экологических данных. Кроме того, таким образом исследователи смогут предоставить государственным учреждениям и местным сообществам практические решения в сфере управления лесными ресурсами. Леса играют важную роль в защите и регулировании водных ресурсов, а также в смягчении последствий стихийных бедствий, препятствуя поверхностному стоку и снижая ущерб от наводнений. Проблема приобретает всё большую важность, особенно для Таджикистана, где леса покрывают всего 3 процента территории.

Хотя лесные угодья находятся под особой охраной, их состояние неуклонно ухудшается. «Из-за чрезмерного выпаса скота и незаконных вырубок ежегодные темпы обезлесения превышают естественное накопление биомассы и естественный потенциал лесовосстановления. По некоторым оценкам, площадь можжевёловых лесов ежегодно сокращается примерно на 2–3 процента, — отмечает старший научный сотрудник ИИГС УЦА Жылдыз Шигаева. — Если лесной покров будет продолжать сокращаться с такой скоростью, то это приведёт не только к необратимому опустыниванию, но и к росту числа стихийных бедствий, угрожающих сельскому хозяйству и безопасности местных сообществ».

Проектная группа также изучила пять таджикских сёл, расположенных рядом с можжевёловыми лесами. Проведённые на месте исследования показали, что местные общины используют можжевельник для своих бытовых нужд, но при этом в основном делают это незаконно, поскольку лишь около 5 процентов домашних хозяйств имеют лицензии на вырубку больных деревьев. Было также установлено, что большинство местных жителей используют можжевёловые деревья в качестве топлива, чтобы сохранить больше угля на зиму (на его закупку тратится около 30–40 процентов бюджета местных домохозяйств). Определённую роль также играют культурные аспекты. В частности, можжевёловые деревья используются в качестве дров при выпечке хлеба, поскольку считается, что они придают хлебу особый вкус.

В целом, предварительный социально-экономический анализ показал, что подобная практика ведения домашнего хозяйства препятствует росту можжевёловых лесов. В этом году в рамках проекта продолжится сбор данных для выявления наиболее вредных практик, поиска альтернативных решений и оказания поддержки в планировании устойчивого управления лесными ресурсами. «Сегодня можжевёловые леса рассматриваются как бесплатный ресурс, и если так будет продолжаться, то будущим поколениям останутся одни голые склоны», — говорит Жылдыз.

В течение последних 30 лет в Таджикистане не велось серьезной работы по сбору всесторонних данных или мониторингу биоразнообразия, состояния экосистем и лесов. Следовательно, при планировании охраны окружающей среды и лесопользования применяются устаревшие учётные данные и основанные на них оценки.

В этом контексте результаты проекта УЦА особенно важны. Модели, результаты дистанционного зондирования и данные о накоплении лесной биомассы наглядно иллюстрируют то, где и как восстанавливаются или исчезают можжевёловые леса, что, в свою очередь, помогает определить необходимость усиления контроля или применения превентивных мер.