Вы находитесь здесь

Вы находитесь здесь

  • С 2002 года Памирская Энергетическая Компания восстановила 11 микроГЭС и модернизировала 4300 км линий электропередач и распределительных сетей, в том числе ГЭС «Хорог-1» в Хороге, Таджикистан (на фото).
    AKDN / Christopher Wilton-Steer
Памирская Энергетическая Компания и будущее чистой энергетики в Центральной Азии

Далер Джумаев, генеральный директор Памирской Энергетической Компании (входящей в состав Фонда Ага Хана по экономическому развитию), выступил на Всемирном конгрессе по гидроэнергетике 2019 в Париже, рассказав о снабжении Таджикистана и соседнего Афганистана экологически чистой и доступной энергией.

Выступление состоялось 9 сентября 2018 года в 18:57. Мы провели электроэнергию в посёлок Мургаб. В первые минуты после того, как зажглись лампочки, по улицам посёлка прокатилась волна ликования. Мы наблюдали за этим с противоположного берега реки, где расположена гидроэлектростанция. Это было волшебно. В такие моменты кажется, что жизнь прожита не зря.

Если вы прежде не слышали о Мургабе, то это посёлок в одноимённом районе восточной части Таджикистана на границе с Китаем и Кыргызской Республикой. Площадь района составляет 27 процентов территории Таджикистана, при этом здесь проживает всего 0,2 процента населения страны. Эта гористая местность с сухим климатом расположена на высоте более 3600 метров над уровнем моря. Условия почти как на луне. Люди здесь живут за счёт разведения коров и яков, а зимой используют высушенный навоз для обогрева домов. Здесь не было электричества, которое можно использовать для приготовления пищи, освещения или учёбы. Здесь не знают, что такое Netflix. Здесь сложно жить.

akfed-tajikistan-36644441260_9d84a50495_k.jpg

Памирская Энергетическая Компания базируется в высокогорной части восточного Таджикистана, который отличается суровыми зимами, частыми землетрясениями, лавинами и грязевыми оползнями. Социальная ситуация в этом районе, граничащем с Китаем, Кыргызской Республикой и Афганистаном, тоже довольно сложная.
Copyright: 
AKDN / Christopher Wilton-Steer

Я начал свой рассказ с этой информации, потому что в нашей работе, независимо от её сложности или технической составляющей, мы должны помнить о самом важном: о людях, которым мы служим.

Наш опыт научил нас двум вещам. Во-первых, не следует недооценивать потенциал малых гидроэлектростанций, особенно для сельских и отдалённых сообществ. Во-вторых, частный сектор может играть важную роль во всём этом. Мы можем быть посредником, который способствует налаживанию тесного сотрудничества между партнёрами по развитию и правительством. Благодаря такому партнёрству мы можем решать любые вопросы в сфере энергетических систем, от производства до передачи и распределения энергии, а также обеспечивать функционирование эффективных и устойчивых систем для всех.

akfed-tajikistan-36852962736_f5acf8a2be_k.jpg

Со строительством ГЭС в Ишкашиме в 2013 году Памирская Энергетическая Компания начала экспортировать избыточную энергию из приграничного таджикского района близ Ишкашима в одноимённый афганский город.
Copyright: 
AKDN / Christopher Wilton-Steer

Памирская Энергетическая Компания была создана в 2002 году при финансовой поддержке Фонда Ага Хана по экономическому развитию, нашего основного акционера, а также Всемирного банка, Международной финансовой корпорации и Швейцарского управления по развитию и сотрудничеству в рамках концессионного соглашения с правительством Таджикистана. Мы взяли на себя управление и эксплуатацию всех энергетических активов в ГБАО — обширной области, где расположен Мургаб. Таким образом, мы являемся первым государственно-частным партнёрством (ГЧП) в Центральной Азии.

В восточной части Таджикистана, где мы работаем, сложилась довольно сложная социально-экономическая, политическая и экологическая обстановка. ГБАО граничит с Китаем, Кыргызской Республикой и Афганистаном. Мы работаем в высокогорной местности с суровыми зимами, где нередко случаются землетрясения, лавины и оползни. В этой сложной обстановке мы не смогли бы добиться успеха без постоянной поддержки и руководящего участия со стороны правительства Таджикистана, а также местных органов власти ГБАО.

ГБАО — наименее развитая область Таджикистана, 40 процентов населения которой живут за чертой бедности. В советский период более 70 процентов электроэнергии обеспечивалось за счёт дизельных генераторов, которые работали исключительно на топливе, импортируемом из России. После распада Советского Союза все дизельные электростанции прекратили работу. На момент создания Памирской Энергетической Компании в 2002 году лишь 13 процентов домохозяйств пользовались электричеством, при этом электроснабжение было доступно только 12 часов в сутки с частыми перебоями.

akfed-tajikistan-36900192031_581858bd1a_k.jpg

В результате реализации проектов строительства гидроэлектростанций и сокращения потерь при передаче мощности с 39 процентов в 2006 году до 10 процентов в 2018 году, Памирская Энергетическая Компания обеспечила 96 процентов населения ГБАО надёжной, экологически чистой и доступной электроэнергией.
Copyright: 
AKDN / Christopher Wilton-Steer

Сегодня, 17 лет спустя, ситуация существенно изменилась к лучшему.

Памирская Энергетическая Компания круглосуточно поставляет надёжную, чистую и доступную электроэнергию 96 процентам населения Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана. Мы сократили потери передачи с 39 процентов в 2006 году до 10 процентов в 2018 году. Мы реализовали более 30 проектов, восстановили 11 гидроэлектростанций, общая мощность которых превышает 44 МВт, при этом на стадии реализации находится проект 12-й ГЭС мощностью 11 МВт. Благодаря эффективной деятельности и умным технологиям управления энергосистемой конечные пользователи получают электроэнергию по средневзвешенному тарифу в размере 3,25 цента США за кВт·ч. Это самый низкий в мире тариф, предлагаемый частной компанией.

Всё это опровергает ряд мифов о малых гидроэлектростанциях. Малые ГЭС — это не просто «заплатка» для энергосистемы. Устойчивого развития можно достичь не только благодаря крупномасштабным производствам.  Наш успех доказывает, что малые ГЭС могут обеспечивать надёжное, чистое и доступное электроснабжение в долгосрочной перспективе. Я бы сказал, что мелкомасштабные производства являются наилучшим решением для нашего региона с учётом его топографии, характера распределения ресурсов и удалённости.

akfed-tajikistan-36644450940_fdc36b51c0_k.jpg

Памирская Энергетическая Компания реализовала более 30 проектов, включая полную реконструкцию 11 гидроэлектростанций общей мощностью свыше 44 МВт (12-я электростанция мощностью 11 МВт находится в процессе строительства). Успех этого подхода свидетельствует о том, что в долгосрочной перспективе малые ГЭС могут обеспечивать надёжное, чистое и доступное электроснабжение 24 часа в сутки.
Copyright: 
AKDN / Christopher Wilton-Steer

Социальное воздействие электрификации было просто невероятным. Деятельность компании поспособствовала созданию тысяч рабочих мест и улучшению положения женщин. Благодаря электричеству женщины тратят меньше времени на сбор дров и приготовление пищи, при этом высвобождается до пяти часов в день. Это время можно использовать для других видов деятельности, будь то учёба, создание малых предприятий или развитие своего сообщества.

akfed-tajikistan-37041093925_d0a2dd8384_k.jpg

Доступ к электроэнергии раскрывает экономический потенциал. Например, плотники в долине Вандж теперь могут использовать электрооборудование. Благодаря эффективной деятельности и умным технологиям управления энергосистемой Памирская Энергетическая Компания предоставляет самый низкий средневзвешенный тариф в мире — 3,25 цента США за кВт·ч.
Copyright: 
AKDN / Christopher Wilton-Steer

Однако мы также сталкиваемся с рядом проблем.  Один из наиболее серьёзных вызовов заключается в климатических изменениях.

Наши ГЭС зависят от двух источников воды: талой и ледниковой. Как только ледники достигнут критической точки таяния, мы лишимся этих источников. Поэтому в наших усилиях по обеспечению тепло- и энергоснабжения оставшихся 4 процентов жителей региона (в 61 посёлке) мы рассматриваем варианты использования ветровой и солнечной энергии для создания гибридных сетей.

Ещё одна проблема заключается в поддержании финансовой жизнеспособности. Реальность такова, что более крупные гидроэнергетические системы приносят больше коммерческой выгоды. Наши объекты вряд ли смогут принести огромную прибыль или доход. Но, несмотря на то, что мы в большей степени полагаемся на грантовое и льготное финансирование для расширения сети, сама энергосистема уже достигла порога рентабельности и приносит небольшую прибыль, достаточную для текущего обслуживания.

Ещё один элемент, способствующий успеху Памирской Энергетической Компании, — это наша модель, которая помогает наладить связи между различными партнёрами и заинтересованными сторонами. В качестве ГЧП мы можем сотрудничать с правительством, чтобы привлечь государственное финансирование, при этом как компания мы также можем привлекать частное финансирование. Всё это способствует нашей долгосрочной рентабельности, а также способности постоянно расширять спектр услуг и повышать их качество.

akf-tajikistan-46058257525_f694cf0d22_k.jpg

Очевидно, что малые ГЭС могут играть решающую роль в энергетической безопасности приграничных территорий Афганистана и Таджикистана в Дарвазском районе. Правительство Афганистана предложило Памирской Энергетической Компании воспроизвести здесь модель, которая в итоге обеспечила светом и теплом 1,5 млн человек в северной части страны. В настоящее время технико-экономическая оценка проекта также проводится в Пакистане.
Copyright: 
AKDN / Christopher Wilton-Steer

Хорошая новость заключается в том, что мы преодолели кризис. Он остался далеко позади. Успехи нашей компании фактически позволяют экспортировать излишки электроэнергии в Афганистан для обеспечения нужд 40 000 человек, проживающих рядом с границей. Причём многие из них впервые получили доступ к электроэнергии. Благодаря щедрой поддержке Норвегии, Германии (через фонд PATRIP), Швейцарии (SECO) и США деятельность Памирской Энергетической Компании стала основной моделью в этом регионе.

Такое региональное сотрудничество также открыло двери для новых возможностей. Правительство Афганистана предложило нам воспроизвести эту модель в афганской провинции Бадахшан. В итоге мы смогли обеспечить свет и тепло полутора миллионам человек, проживающим на севере страны.

Пока все остальные компании покидают Афганистан, мы активно работаем здесь. И не собираемся останавливаться на достигнутом. Мы также рассматриваем возможность применения модели Памирской Энергетической Компании в Северном Пакистане, который переживает серьёзный энергетический кризис, но обладает огромным потенциалом в размере 22 000 МВт.

Я хотел бы сосредоточить внимание на двух основных идеях.

Первая из них заключается в том, что малые ГЭС могут играть решающую роль в обеспечении энергетической безопасности во многих частях мира. Больше — не всегда лучше.

Вторая заключается в том, что при правильном управлении частный сектор как агент перемен может сыграть невероятно важную роль в налаживании сотрудничества и партнёрских отношений. Мы выступали нейтральным посредником между сообществами и правительством, создавая беспроигрышный сценарий для всех.

В нашем регионе, на небольшом участке «крыши мира» реализуется множество проектов в сфере малой гидроэнергетики. Это непростые, но очень увлекательные проекты. Их можно назвать маломасштабными, но они оказывают огромное преобразующее воздействие на людей, во благо которых мы трудимся.

Как и большинство из вас, я чувствую, что нам многое предстоит сделать, и мы не можем тратить время впустую. Я благодарен за ваше внимание и за вклад, который вы внесли за последние два дня. Я рад присутствовать здесь со многими другими приверженцами экологичного и устойчивого будущего. Мы, представители Организации Ага Хана по развитию, гордимся тем, что работаем вместе с вами ради чистой энергии для всех.