Вы находитесь здесь

Вы находитесь здесь

  • В 2013 году начались интенсивные работы по восстановлению двух важнейших исторических памятников — бани Шахи Хаммам и мечети Вазир Хана. Реставрация первого памятника завершилась в 2015 году, получив самые высокие оценки, и объект под управлением Администрации города-крепости Лахор (WCLA) был открыт для туристов. В 2016 году проект по реставрации Шахи Хаммам получил награду «За заслуги» в рамках премии ЮНЕСКО за сохранение культурного наследия в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
    AKDN / Adrien Buchet
Интервью АКДН с Салманом Бегом

Салман Бег был руководителем Службы Ага Хана по культуре в Пакистане более 22 лет. До прихода в АКДН в октябре 1998 года у него уже была насыщенная карьера, включавшая почти 25 лет службы в армии, а также получение в 1997 году степени MBA в Лахорском университете методов управления (LUMS). Под руководством Салмана Бега Траст Ага Хана по культуре (AKTC) охватил своей работой Балтистан, где были реализованы крупные проекты по восстановлению Форта Шигар и Дворца Хаплу. Также была проведена реставрация нескольких традиционных деревень. В 2007 году Салман Бег способствовал установлению партнёрских отношений между Трастом и правительством Пенджаба в рамках управления городом-крепостью Лахор. В 2012 году он руководил работами по сохранению и реставрации культурного наследия в Лахоре, в частности восстановлением бани Шахи Хаммам и мечети Вазир Хана, а также Израцовой стены в Лахорской крепости, Королевской кухни и Летнего дворца. Салман Бег ушёл в отставку в марте 2021 года.

salman_beg-picture_wall.jpg

Салман Бег.
Copyright: 
AKDN

Почему Пакистан, у которого столько насущных проблем, должен заниматься восстановлением культурного наследия?

Если говорить кратко, выгоды и преимущества, которые даёт восстановление объектов культурного наследия и их активное повторное использование, намного перевешивают затраты на их сохранение. Я хотел бы привести в пример работы Траста Ага Хана по культуре (AKTC) в фортах Балтит, Шигар и Алтит и во Дворце Хаплу. Стоимость этих проектов составила около 7 миллионов долларов США. На 2019 год (до начала пандемии COVID-19) они приносили доход в размере 1,5 миллиона долларов США ежегодно, позволяя реинвестировать 300 000 долларов США в развитие близлежащих районов. Также эти проекты создали более 150 полноценных рабочих мест и обеспечили косвенную занятость для гораздо большего числа людей. В то же время результаты таких инвестиций с точки зрения развития плюрализма, укрепления идентичности, уверенности в себе, высокой оценки культуры и улучшения благосостояния не поддаются измерению.

Опыт AKTC абсолютно ясно показывает, что инвестиции в сохранение культурного наследия окупаются многократно.  Поэтому реальный вопрос заключается не в том, должен ли Пакистан уделять приоритетное внимание развитию культурного наследия, а в том, как укрепить потенциал, позволяющий наращивать масштабы такой работы по всей территории Пакистана. Как сказал Его Высочество Ага Хан, нам необходимо «использовать уникальную преобразующую силу культуры для улучшения социально-экономических условий, преобладающих во многих мусульманских сообществах, которые зачастую имеют богатое культурное наследие, но живут в нищете».

aktc-pakistan-khaplu.jpg

В Хаплу Траст Ага Хана по культуре (AKTC) реализовал проект по восстановлению и запуску в повторное использование Дворца Хаплу, построенного в 1840 году, который представляет собой лучший сохранившийся образец королевской резиденции в Балтистане. Его превратили в исторический отель, работающий под управлением Serena Group.
Copyright: 
AKDN / Christopher Wilton-Steer

 «Бедность» в данном контексте — это не только вопрос экономики. Восстановление и адаптивное повторное использование знаковых памятников культуры может послужить опорой для местных сообществ и помочь им мобилизоваться для всестороннего развития. По словам его Высочества Ага Хана, оно также может, цитирую, «способствовать внедрению надлежащего управления, развитию гражданского общества, росту доходов и экономических возможностей, большему уважению прав человека и более ответственному отношению к окружающей среде».

В интервью Полу Чуткову в сентябре 1983 года Его Высочество Ага Хан говорил о важности культурной идентичности. «Каковы будут последствия… утраты своего культурного наследия?» — спросил он.  Как вы думаете, каковы были бы для Пакистана последствия утраты культурного наследия в результате пренебрежительного отношения, стихийных бедствий или кризисов?

Возможно, это не слишком широко известно, но Пакистан стал домом для множества различных культур, самые ранние из которых восходят к первым известным людским поселениям, таким как Мехргарх (7000 год до н. э.). Можно также назвать цивилизации долины Инда (Хараппа и Мохенджо-Даро), цивилизацию Гандхара и, в 17 веке, Моголов на пике своего развития. Через этот регион когда-то проходила часть знаменитого Шёлкового пути. Эти культуры — настоящие дары для исторического наследия человечества. 

Таким образом, утрата культурного наследия в Пакистане будет равносильна одновременной потере как истории страны, так и части всеобщего исторического наследия. Если вы утратите знания о самых ранних этапах становления Пакистана и перестанете гордиться историей своей страны, вы потеряете нечто важное, лежащее в самой основе бытия. Гордость имеет огромное значение. Потеря своей истории — это катастрофа. Без неё человек будто в темноте. Он больше не видит своих предков, не ощущает их поддержки.

Делая всё единообразным, мы просто перенимаем доминирующую на данный момент культуру. Для Пакистана крайне важно признать и оценить важность разнообразия, а также обеспечить его укрепление и распространение. В противном случае существует реальная угроза того, что умы и сердца людей могут быть захвачены радикальными идеями. Мы осознали, что со временем люди стали в некоторой степени неправильно воспринимать Пакистан — вопреки тому многообразию народов, культур, влияний и мировоззрений, которые мы с гордостью унаследовали.

Можете ли вы вспомнить свою первую крупную реставрационную работу? Расскажите об этом периоде и о том, чего хотел достичь AKTC?  

Когда я присоединился к команде AKTC в октябре 1998 года, у нас велись постоянные дискуссии о дальнейших планах относительно выбора места и процесса, которому нужно следовать. Расширение модели комплексного устойчивого развития районов на основе проекта в форте Балтит было одобрено в качестве практического пути, предполагающего смягчение последствий неконтролируемого развития при одновременном сокращении масштабов нищеты. Балтистан (в дополнение к Хунзе) был выбран по запросу видных деятелей региона, которые обратились за поддержкой к Его Высочеству Ага Хану.

AKTC при содействии посольства Королевства Норвегии в Исламабаде приступил к исследованию вопросов социально-экономического развития Балтистана на основе привлечения его культурного наследия. Это исследование, которое велось в течение двух лет, показало, что Балтистан представляет собой сокровищницу культурного наследия регионального и международного значения. Кроме того, местные жители полностью поддержали модель развития, которая не только обеспечит защиту их культурного наследия, но и превратит его в эффективное средство социально-экономического развития.

Мы стремились не только восстановить форты и создать в них музеи. Мы пытались понять, как объекты культурного наследия могут стать трамплином для развития в бедных или отдалённых районах. Принципы, которых мы придерживались, заключались в следующем: (1) работа по реставрации исторических объектов с привлечением местных сообществ могла бы не только вдохнуть в эти объекты новую жизнь, но и принести ощутимые выгоды; (2) восстановленные здания могли бы стать экономически устойчивыми за счёт их адаптивного повторного использования; и (3), что наиболее важно, такие объекты могли бы послужить основой для всестороннего оживления региона.

После того, как были определены принципы, мы начали два комплексных проекта: Шигар (1999–2010 годы) и Алтит (2000–2010 годы). Основное внимание уделялось повышению качества жизни местных сообществ в поселениях, окружающих форты. В обоих случаях первым шагом было формирование местных учреждений, известных как Общества по управлению городами (TMS), которые участвовали в проектах по восстановлению и других видах деятельности.

Восстановление форта Шигар (1999–2004 годы) сопровождалось капитальными работами и модернизацией соседних поселений, включая обеспечение чистой питьевой водой, улучшение санитарных условий и благоустройство общественных зон и объектов. Эти объекты включали водохранилища/бассейны, места для проведения массовых мероприятий, а также подземную инфраструктуру электроснабжения. Мы также уделяли внимание развитию навыков у местного населения и учили людей тому, как использовать местные материалы. Эти меры не только обеспечили занятость в данном районе, но и помогли возродить проверенные временем традиционные методы строительства. Теперь люди применяют их при ремонте своих домов. Проект по восстановлению форта Шигар с тех пор способствует осознанию актуальности традиционных методов строительства, использованию древесины лиственных пород, такой как тополь или орех, а также возрождению традиционных ремёсел, например плотницкого дела и резьбы по дереву. 

В случае с фортом Алтит Общество по управлению городом сыграло важную роль в том, чтобы спасти от запустения старый посёлок и отговорить жителей от переезда в разрозненные, неудобные современные дома, строящиеся на ценной пахотной земле и на месте фруктовых садов вокруг посёлка. Перемещение скота из домов в специально отведённые места, мощение улиц и обеспечение надлежащих санитарных условий в каждом доме стали частью коллективной работы по модернизации поселений, причём местные жители непосредственно вовлекались как в планирование, так и в ручной труд.

aktc-pakistan-altit.jpg

Форт Алтит, Гилгит, Пакистан.
Copyright: 
AKDN / Christopher Wilton-Steer

Со временем эти два проекта в Шигаре и Алтите стали ярким примером того, что старые культурные традиции и современные технические ресурсы вполне могут дополнять друг друга.

Подробности по этой ссылке.

AKTC продолжил восстанавливать некоторые памятники меньшего масштаба: мечети, например мечеть Амбурик, ханаки, а также поселения, такие как Ганиш. Всего более 150 объектов. Каковы были ваши цели?

Эти объекты — зачастую единственные активы в распоряжении бедного населения. Поэтому мы проводили их реставрацию для обеспечения занятости людей, модернизации систем водоснабжения и санитарии, а также улучшения качества жизни.  Мы восстановили не только старые мечети, но и населённые пункты, при этом работы включали модернизацию систем водоснабжения и канализации. Мы сосредоточили внимание на достижении ощутимых изменений, используя подход, ориентированный на сообщество.

Поскольку объекты культурного наследия не ограничиваются фортами и дворцами, в любом случае немногочисленными, необходимость распространения информации и стимулирования дискуссий о роли объектов культурного наследия привела нас к работе с сообществами во многих районах Хунзы и Балтистана. Восстановление мечети Амбурик (XV в.) доказало целесообразность реставрации даже сильно повреждённых памятников культуры. Амбурик — первая мечеть, построенная в Балтистане. В 2005 году проект по её восстановлению был удостоен награды «За заслуги» в рамках Премии ЮНЕСКО за сохранение культурного наследия в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В настоящее время здание мечети и её внутренний двор используются в качестве местного музея, что дало новую жизнь одному из исторически и социально значимых объектов региона.

Мы также отреставрировали мечеть Хилингронг. В результате этих работ удалось восстановить не только религиозную функцию здания, но и его роль как значимого общественного пространства для повседневного общения местных жителей. Восстанавливать места сбора очень важно. Людям из многих бедных сообществ попросту негде проводить собрания, а ведь это необходимое условие для развития территории. На таких собраниях люди встречаются и обсуждают развитие своего района.

AKTC восстановил некоторые форты, такие как Шигар и Хаплу, и впоследствии превратил их в отели. В чём заключалась необходимость перепрофилирования этих фортов в коммерческие предприятия? Почему бы просто не превратить их в музеи, как в Балтите?

Мы пытались создать движущие силы развития посредством перепрофилирования фортов и дворцов.  По сравнению с Хунзой, где туризм более развит, Балтистан — это скорее место для треккинга и приключений. Цель заключалась в том, чтобы обеспечить устойчивость восстановленных фортов, превратив их в отели, сохраняющие культурное наследие. Именно это и произошло позднее, когда управление Шигаром и Хаплу перешло к сети отелей Serena Hotels. Что касается доходов, то 20 процентов прибыли передаётся Обществам по управлению городами Шигар и Хаплу, а 10 процентов — Региональному фонду культуры и развития Балтистана.

Идея состоит в том, чтобы постоянно повышать качество жизни и обеспечивать устойчивые средства экономического развития.

Почему AKTC начал восстановление города-крепости Лахор? Какие аспекты реставрационных работ были особенно важны для культурного наследия Пакистана?

Лахор, культурная столица Пакистана и один из самых примечательных городов мира, сохранил большую часть своего исторического наследия, невзирая на трудные времена. Сегодня он остаётся центром бурной коммерческой и культурной деятельности.

В 2005 году правительство Пакистана обратилось к АКТС с просьбой оказать техническую помощь при реализации финансируемого Всемирным банком экспериментального проекта по развитию района Шахи Гузарга в городе-крепости Лахор. Работа была начата в соответствии с рамочным соглашением о государственно-частном партнёрстве, подписанным в 2007 году с правительством Пенджаба.

В рамках соглашения продолжаются работы по нескольким текущим проектам, в том числе крупным памятникам эпохи Великих Моголов, таким как общественная баня XVII века, известная как Шахи Хаммам, а также Площадь Вазир Хана и Мечеть Вазир Хана. С 2015 года AKTC работает над объектом Всемирного наследия в городе-крепости Лахор, где находится 21 крупный памятник, включая знаменитую Изразцовую стену и Императорские кухни. AKTC также оказал помощь правительству Пенджаба в подготовке Генерального плана сохранения и реконструкции города-крепости Лахор, а также непосредственно Лахорской крепости.

Тот факт, что правительство Пенджаба выделяет значительные средства на реконструкцию Изразцовой стены, Летнего дворца, Императорских кухонь и мечети Вазир Хана свидетельствует о целесообразности и важности восстановления культурного наследия. 

Подробности по этой ссылке.

Ваша работа получила 14 наград ЮНЕСКО. В чём заключается их важность?

Начиная с 2002 года мы ежегодно получали награды ЮНЕСКО. Это беспрецедентный случай в истории премии ЮНЕСКО за сохранение культурного наследия в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Две награды «За профессиональное мастерство», семь «За выдающиеся достижения» и три «За заслуги» говорят о высоком качестве работ и эффективности подхода на базе сообществ, принятого AKTC.

Особое значение имеет тот факт, что в 2007 году ещё один общественный проект, Астана (историческая гробница) Сейда Мир Яхьи в Шигаре, получил награду «За заслуги».   Вот выдержка из наградной грамоты ЮНЕСКО:

«Восстановление гробницы Сейда Мир Яхьи сообществом города Шигар в Скарду, Пакистан, спасло важную религиозную достопримечательность, находящуюся на грани разрушения, приемлемым с культурной точки зрения способом и с небольшими затратами. Благодаря активному участию местных жителей и использованию других передовых моделей сохранения наследия под руководством сообщества, применяемых в Северных районах Пакистана, этот проект сам по себе стал выдающимся примером успешных местных усилий по восстановлению. Благодаря добровольной поддержке местных жителей и использованию традиционных строительных технологий для перестройки и стабилизации конструкции был восстановлен прежний статус гробницы как центрального культурного символа поселения».

Я должен упомянуть, что в ноябре 2019 года на мероприятии в Пенанге, Малайзия, посвящённом 20-летию премии ЮНЕСКО, AKTC получил специальную награду за выдающуюся работу в области охраны окружающей среды на уровне сообществ. Кроме того, отмеченные наградами проекты Траста были освещены в трёх томах издания «Сохранённая Азия» (Asia Conserved ), опубликованных ЮНЕСКО.

Подход, применяемый AKTC, получил признание не только от ЮНЕСКО. В 1997 году Азиатско-Тихоокеанская туристская ассоциация (PATA) вручила Трасту Гран-при за восстановление Форта Балтит и Золотую награду 2006 года за реконструкцию Форта Шигар. В 2000 году была вручена награда Tourism for Tomorrow («Туризм завтрашнего дня») от компании British Airways за Экологический проект Форта Балтит и Каримабада. Затем в 2008 году проект по восстановлению и перепрофилированию дворца в Форте Шигар получил награду «Лучший проект по сохранению культурного наследия» от компании Virgin Holidays. В 2012 году проект восстановления дворца и резиденции Хаплу был удостоен награды «За передовые усилия в деле сокращения бедности». Ранее Форт Балтит в долине Хунза фигурировал на обложке и в выпуске журнала TIME Best of Asia («Лучшее из Азии») от 4 июля 2005 года.

Какой проект по реставрации вам больше всего понравился?

В виду большого количества мероприятий мне сложно выделить какой-то один проект, но, безусловно, больше всего мне пришёлся по душе Шахи Хаммам в городе-крепости Лахор.

С этим проектом связан ряд знаковых событий. Это был первый проект по сохранению памятников в Лахоре, осуществлённый Трастом.  Это был первый раз, когда Администрацией города-крепости Лахор подала запрос в AKTC для сохранения Шахи Хаммам. Это был первый случай, когда Норвегия решила поддержать проект по сохранению за пределами Гилгит-Балтистана.

Реставрация Шахи Хаммам стала толчком для всех дальнейших работ по сохранению объектов культурного наследия в Лахоре, а также оказала влияние на таких партнёров, как Норвегия, США, Германия, правительство Пенджаба, Администрация города-крепости Лахор и Французское агентство развития (AFD), которые поддержали усилия по сохранению памятников в Лахоре.    

Основные цели работ по возвращению баням их изначального облика включали проведение археологических раскопок, укрепление конструкции и восстановление оригинального уровня пола с дальнейшей демонстрацией извлечённых компонентов древнего водопровода, дренажной системы и гипокауста (древнеримской отопительной системы).

В настоящее время бани Шахи Хаммам являются музейным объектом, расположенным в городе-крепости Лахор, куда приезжают туристы и гости со всего мира, а также местом для переговоров, семинаров, культурных и корпоративных мероприятий. С момента своего открытия в июне 2015 года Хаммам стал центром туризма в городе-крепости, а также объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО.

aktc-pakistan-188771r.jpg

Шахи Хаммам, Лахор, Пакистан. В 2013 году начались интенсивные работы по восстановлению двух важнейших исторических памятников — бани Шахи Хаммам и мечети Вазир Хана. Работа над первым памятником была завершена в 2015 году. Торжественное открытие прошло под руководством Администрации города-крепости Лахор. В 2016 году проект Шахи Хаммам получил награду «За заслуги» в рамках премии ЮНЕСКО за сохранение культурного наследия в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Говорят, что за первые пять месяцев после открытия этот объект принял 20 000 посетителей, что, как и предполагалось, сделало его главным узлом на маршруте наследия, проходящем через ворота Дели.
Copyright: 
AKDN / Adrien Buchet