Вы находитесь здесь

Вы находитесь здесь

  • His Highness the Aga Khan delivering the Keynote Address to the Africa 2016 - Business for Africa, Egypt and the World conference in Sharm el-Sheikh, Egypt.
    AKDN / Aly Zahur Ramji
Конференция «Африка 2016»

Бисмилляхи Рахмани Рахим,
Ваши Превосходительства,
Члены дипломатического корпуса,
Уважаемые лидеры Африки,
Дамы и господа!

Для меня большая радость присутствовать на форуме «Африка 2016»! Я искренне благодарю Президента Сиси за его любезное приглашение. Какая прекрасная возможность встретиться со старыми и новыми друзьями со всего мира и вместе поговорить о будущем Африки.

Основная идея этого Форума наполняет меня сегодня особенным энтузиазмом. И эта очень простая идея состоит в том, что время Африки настало.

Я с гордостью присоединяюсь к этим словам.

Разумеется, в реальности перед африканскими народами стоят серьёзные вызовы. Одним из примеров является огромная проблема безработицы среди молодых людей в странах с самым высоким процентом молодёжи в мире.

Однако история развития Африки и её потенциал, на сегодняшний день превышающий один триллион долларов, также впечатляют — будь то рост ВВП и прямых иностранных инвестиций, диверсификация экономики и национальная устойчивость, увеличение доли среднего класса и рост потребительских расходов.

Опыт Организации Ага Хана по развитию подтверждает благоприятное положение дел. Сейчас мы работаем в 13 африканских странах в различных областях: от здравоохранения и образования до туристического и гостиничного бизнеса, от производства продуктов питания и одежды до деятельности банков, финансовых учреждений, СМИ и организаций культуры.

Многие из этих процессов были запущены десятилетия назад и, разумеется, переживали взлёты и падения. Но, исходя из полученного опыта, сейчас мы можем с уверенностью сказать, что время Африки настало.

Эти слова подтверждаются не только экономическими данными. Мой оптимизм построен на неосязаемых качествах, таких как вдохновляющая вера в успех африканских стран.

Сегодня я наблюдаю всестороннюю уверенность в Африке, которая основана на достижениях прошлых лет и стремлении к поиску новых ответов на современные вызовы. Вместе с тем я понимаю, что лучший путь в будущее — это тот, по которому мы будем идти рука об руку с партнёрами, разделяющими наши цели. Именно ради этого мы все здесь собрались.

Я подчёркиваю эту роль веры в успех, потому что она решает давнюю проблему человечества. Я имею в виду распространённый страх того, что другие смогут контролировать наше окружение, — страх, который заставляет нас дистанцироваться от потенциальных выгодных партнёров.

Это может распространяться на людей разных этнических групп, племён, национальностей, религиозных традиций. А также на людей с различными политическими или экономическими предпочтениями. Чаще всего в результате этого наблюдается раздробленность общества, прекращение сотрудничества, скрытый страх и даже радикальная поляризация в нашей общественной жизни. Такую обстановку вряд ли можно назвать благоприятной.

Проблема раздробленности зачастую оказывала влияние на развитие Африки, отделяя одно племя от другого, одну страну от другой, частный сектор от государственного, тех, кто обладает политической властью, от тех, кто находится в оппозиции. В таких случаях различия часто рассматриваются как бремя или угроза, источник страха и подозрения.

Но есть и другой способ взглянуть на наши различия. Насколько прекраснее и свободнее была бы наша жизнь, если бы многие из нас чаще воспринимали многообразие не как бремя, а как благословение, не как угрозу, а как возможность.

Я считаю, что в Африке сейчас меняется отношение к многообразию отчасти благодаря приобретению уверенности в своих силах. Сегодня мы наблюдаем более крепкое сотрудничество между племенными и религиозными группами, политическими партиями и самими странами. Одним из ярких примеров этому является трёхстороннее торговое соглашение, подписанное здесь, в Шарм-эль-Шейхе, в июне прошлого года.

Мы также увидели новые формы сотрудничества между людьми в частном и государственном секторах. Концепция государственно-частного партнёрства стала краеугольным камнем для многих проектов нашей Организации в Африке и в других регионах.

Сотрудничество между регионами, разделёнными традиционными границами, не означает, что наши гордые, независимые идентичности окажутся под угрозой исчезновения. Напротив, это означает поиск новых, обогащающих идентичностей и привлечение их в более крупные сообщества, а в конечном счёте — в общество, где разделяют общечеловеческие ценности. Это означает нашу приверженность этике плюрализма.

Я хотел бы назвать конкретную сферу, которая в ближайшие годы позволит оценить масштабы принятия идей плюрализма в Африке и послужит основой для успеха всего континента. Я имею в виду способность африканских народов и их лидеров укреплять институты гражданского общества.

Под гражданским обществом я подразумеваю тот спектр социальной активности, который не связан ни с частными коммерческими организациями, ни с государственной властью. Институты гражданского общества скорее вдохновляются добровольными усилиями, а их цель заключается в повышении качества жизни сообщества. Это частные учреждения, работающие на благо общества.

Когда я говорю о жизненно важном гражданском обществе, я подразумеваю первые в своём роде усилия в области образования — от программ раннего развития детей до продвинутых программ послевузовского образования. Я подразумеваю новаторов в области здравоохранения, которые занимаются повышением качества дородового и послеродового ухода или создают новые учреждения третичной помощи. Я подразумеваю усилия по развитию искусства и культуры, улучшению качества окружающей среды и содействию научным исследованиям. Гражданское общество включает в себя множество профессиональных, трудовых, этнических и религиозных групп, а также широкий спектр неправительственных организаций.

Я уделяю особое внимание развитию гражданского общества, потому что считаю, что его потенциал часто недооценивают, погружаясь в дискуссии о наиболее эффективных программах правительства или успешных бизнес-стратегиях. Но на самом деле именно качество третьего сектора — гражданского общества — является «определяющим фактором». Гражданское общество не только дополняет работу частного и государственного секторов, но и зачастую помогает выполнять эту работу.

Точно так же лидеры бизнес-сектора и правительства могут сделать многое для активизации гражданского общества и создания для него «благоприятной среды», как я это называю.

В целом, я считаю, что социальный прогресс потребует качественного вклада со стороны всех трёх участников — государственного и частного секторов, а также гражданского общества. Устойчивое развитие будет основываться на трёх столпах. Этот прогресс может быть особенно впечатляющим при тесном сотрудничестве трёх секторов.

Одним из ярких примеров такого сотрудничества, с которым я хорошо знаком, является плотина Буджагали в Уганде — проект, в рамках которого наш Фонд по экономическому развитию работает совместно с правительством Уганды и частным инвестиционным фондом, базирующимся в США. Все три сектора — государственный, частный и гражданский — совместно создали проект, который уже через три года обеспечивал электроэнергией почти половину населения Уганды.

Ещё один пример — Национальный парк Мали, открытый в Бамако в 2010 году, когда наш Траст по культуре работал с правительством страны не только над посадкой великолепных зелёных насаждений, но и над созданием инфраструктуры, обеспечивающей работу парка в долгосрочной перспективе.

Третий пример — инициатива нашей Организации в области образования в Восточной Африке, в которую мы сейчас вкладываем 10 миллионов долларов в год, охватывая около 400 000 учащихся и 6000 педагогов, опять же в тесном сотрудничестве с государственными образовательными учреждениями и местными общественными организациями.

На этом примеры не заканчиваются. Но, несмотря на такие успехи, роль гражданского общества часто неправильно понимают или воспринимают как должное. Порой гражданское общество подвергалось маргинализации, им пренебрегали или вообще сбрасывали со счетов. Одним из тревожных событий стало сокращение международной поддержки: примерно две трети стран к югу от Сахары столкнулись с уменьшением объёма помощи в целях развития к 2017 году.

Ещё более шокирующими были попытки в некоторых местах ограничить или даже подавить эти институты, ложно представив их как нелегитимные, невыборные и не имеющие отчётности. Такие мнения могут быть обусловлены нежеланием делиться властью и влиянием или, возможно, ощущением, что творческая энергия и большое разнообразие гражданского общества представляют опасность.

Такие выводы можно считать исключением, но они очень удручают и сводят на нет прозорливость, новаторство и дальновидность, присущие прогрессивным обществам.

Но есть и хорошие новости. Культурное разнообразие Африки по сути сулит светлое будущее для динамично развивающегося, здорового гражданского общества.

На протяжении веков жизнь в Африке отличалась огромным количеством неформальных групп коренных народов, поддерживаемых пожертвованиями граждан и добровольной помощью. В их число входят этнические и родственные группы, советы старейшин, религиозные организации и общинные форумы. Многие африканцы выросли в таких группах, привыкая ставить превыше всего взаимные интересы, делиться ресурсами и участвовать в формировании местных сообществ. Таков жизненный уклад африканских народов.

Влияние гражданского общества ощущалось и в судьбоносные моменты недавней истории континента: например, в формировании Арушских соглашений, которые поставили точку в 12-летней гражданской войне в Бурунди, в процессе мирного урегулирования ожесточённых столкновений в Кении после выборов 2007 года, в разработке новой многообещающей конституции Туниса, а также в мужественной реакции на кризис, вызванный вирусом Эбола. Также стоит упомянуть любопытные интернет-проекты, которые рождаются благодаря новым идеям талантливых молодых африканцев и которые призваны расширить ряд предприятий гражданского общества с высокой социальной отдачей и наладить их координирование.

В заключение отмечу: есть много оснований полагать, что для африканских народов пришло время воспользоваться такой удобной возможностью. Среди положительных факторов можно выделить укрепление веры в успех, которая мотивирует африканцев взаимодействовать невзирая на традиционные границы, в том числе сотрудничать с институтами гражданского общества.

Растущая жизнеспособность гражданского общества должна стать ключевым источником вдохновения, когда речь идёт о вложении инвестиций в Африку. Благоприятная обстановка служит наилучшим гарантом развития. Я знаю, что Африка не упустит своего шанса и воспользуется этой возможностью.

Благодарю Вас!