You are here

You are here

  • His Highness the Aga Khan delivers a historic address to a joint session of the Parliament of Canada in the House of Commons.
    AKDN / Gary Otte
Обращение Его Высочества Ага Хана к обеим Палатам Парламента Канады в Палате Общин, Оттава

27 февраля 2014г

Биссмилла ир Рахмани Рахим,

Господин Премьер Министр,
Господин Спикер Кинселла,
Господин Спикер Шеер,
Уважаемые Члены Сената и Палаты Общин,
Председатель Верховного суда,
Уважаемые Члены Дипломатического сообщества,
Уважаемые гости,
Дамы и господа:

Великодушное вступление Премьер-министра было весьма любезным. Я благодарен за это приглашение, за наше собрание, за столь заботливую возможность предоставленную ведущим представителям нашей общины и институтов во всем мире, присоединиться к нам по этому случаю. Я благодарен, что у них будет эта возможность лично убедиться, почему Канада является лидером в сообществе народов.

Я также должен поблагодарить Вас господин Премьер-министр за приглашение стать почетным гражданином. Позвольте поздравить Вас с золотыми медалями Ваших замечательных хоккейных команд в Сочи. Как экс-игрок я лично надеялся, что Вам потребуется, чтобы Ваши почетные граждане присоединились к Вашей команде. Я убежден, что Далай-лама и я были бы грозной защитой.

Господин Премьер-министр благодарю Вас еще раз за Ваше приглашение. Для меня это небывалая честь. Это чувство, очень глубокое чувство и объективное восприятие, потому что как мне сказали, это первый раз за семьдесят пять лет, что духовный лидер, в рамках официального визита, обратился к совместному собранию Сената и Палаты Общин. Исходя из этого с покорностью и осознанием неимоверной ответственности, я обращаюсь к Вам сегодня, к избранным представителям федерального Канадского Парламента, и в присутствии других федеральных ответственных лиц. Я имею большую привилегию представлять Исмаилитский Имамат, этот институт, который на протяжении более одной тысячи четырехсот лет распростерся вне границ, и который охарактеризовал себя и сегодня признан все большим количеством государств как приемник Имамов Шиитов Имами Исмаилитов.

Как 49-й Имам, на протяжении последних пятидесяти лет я был блюстителем двух неотделимых обязанностей: заботиться о духовном благосостоянии Исмаилитов, и в то же самое время, концентрироваться на улучшении качества их жизни, и жизни тех людей, с которыми они живут.

Даже во времена, когда Исмаилитские Имамы были также халифами, другими словами, главами государств, например, в Египте во времена Фатимидов, мои обязанности сегодня стоят вне политики. Все Исмаилиты, - во-первых и прежде всего граждане своей страны рождения или страны принявшей их. Однако распростёртость Исмаилитского Имамата, намного больше, чем это было в то время, так как сегодня Имамат присутствует во многих странах мира. Именно с этой точки зрения, я поделюсь с Вами некоторыми мыслями, которые я думаю, достойны Вашего присутствия сегодня здесь.

Я предлагаю сегодня начать с того, чтобы я поделился некоторой информацией о себе и о моей роли, а потом поразмышлять, о том, что мы называем Умма — целостность мусульманских сообществ во всем мире.

Как лидер веры я прокомментирую о кризисе управления в большой части мира сегодня, и далее поделюсь некоторыми мыслями о ценностях, которые могут помочь странам кризиса развиваться и стать странами возможности, и как Канада может помочь сформировать этот процесс.

Позвольте мне начать, сказав несколько слов о моем личном происхождении. Я родился в Мусульманской семье, наследственно связанной с Пророком Мухаммадом (Мир праху Его и его семье). Мое образование смешало в себе Исламские и Западные традиции, и я учился в Гарварде приблизительно 50 лет тому назад (да 50 лет назад — фактически 56 лет назад!), когда я стал 49-м наследным Имамом Мусульман Шиитов Имами Исмаилитов.

Имамат Исмаилитов - наднациональное образование, представляющее наследное правопреемство Имамов со времён Пророка. Но позвольте мне разъяснять чуть больше об истории такой роли, и в Суннитском и Шиитском толковании Мусульманской веры. Суннитская позиция это то, что Пророк не назначал преемника, и что духовно – моральные полномочия принадлежат тем, кто хорошо сведущ в вопросах религиозного права. В результате есть много Суннитских имамов в данное время и в данном месте. Но другие верили, что Пророк назначил своего кузена и зятя, Али, как своего преемника. Начиная с того раннего разделения появилась целая масса дальнейших различий — но вопрос законного лидерства остается центральным. Со временем, Шииты также были подразделены из-за этого вопроса, и сегодня Исмаилиты являются единственным Шиитским сообществом, которым, на протяжении всей истории, руководил живущий, наследственный Имам, потомок Пророка по прямой линии.

Роль Исмаилитского Имама - духовная; его полномочия это религиозное толкование. Это не политическая роль. Я не управляю никакой землей. В то же время Ислам существенно верит, что духовные и материальные миры неразрывно связаны. Вера не удаляет мусульман — или их Имамов — от ежедневных, практических вопросов в семейной жизни, в бизнесе, в связях с общиной.

Вера, скорее всего, является силой, которая должна углубить наше беспокойство о нашей мирской среде обитания, о проблемах охватывающих ее, и для улучшения качества человеческой жизни.

Эта мусульманская вера являющаяся сплавом Веры и Мира и есть то, почему большая часть моего внимания была посвящена деятельности Организации Ага Хана по Развитию.

В 1957, когда я унаследовал от своего дедушки и стал Имамом, Исмаилитское сообщество жило по большей части в колониях или экс-колониях Франции, Бельгии и Британской Империи, или за Железным занавесом. Они и по сей день являются разнообразным сообществом, с точки зрения этнической принадлежности, языка, культуры и географии. Они продолжают жить главным образом в развивающихся странах, хотя растущие количество Исмаилитов в настоящее время проживают в Европе и Северной Америке.

До 1957 отдельные Исмаилитские сообщества, где это было позволено, имели свои собственные социально-экономические институты. С их стороны не было никакого намерения получить национальную известность, и еще меньше видения скоординировать свою деятельность через границы.

Сегодня, однако, та ситуация изменилась, и Организация Ага Хана по Развитию имеет сильное присутствие во многих странах, где также полезна соответствующая региональная координация.

АКДН — как мы называем эту организацию — состоит из множества частных, неправительственных, нерелигиозных агентств, осуществляющих многие обязанности Имамата. Мы работаем в областях экономического развития, создания рабочих мест, образования и здравоохранения, а также важных культурных инициатив.

Большинство наших действий нашли свое рождение среди простых людей в развивающихся странах, отражая их стремления и их неустойчивость. Конечно, с годами эта перспектива существенно изменилась, с созданием таких новых государств как Бангладеш, ужасами этнической чистки в Уганде, крахе Советской империи и появлении новых стран с многочисленным Исмаилитским населением, таким как Таджикистан.

Чуть позже, конечно, мы столкнулись с конфликтами в Афганистане и Сирии. Но через все эти события, Исмаилитские народы продемонстрировали впечатляющую возможность настойчиво добиваться цели и прогрессировать.

Наша работа всегда была направлена на людей. Это исходит из вековой Исламской этики, преданной целям всеобщей значимости: ликвидация нищеты, доступ к образованию и социальный мир в плюралистической окружающей среде. Основной целью AKДН является улучшение качества жизни человека.

Основными общими характеристиками человеческого рода является общее стремление и общая надежда на лучшее качество жизни. Несколько лет назад я был поражен, прочитав обзор ПРООН о 18 южноамериканских государствах, где большинство людей были менее заинтересованы в своих формах правления, нежели в качестве своей жизни. Даже диктаторские правительства, которые улучшили качество жизни, будут более приемлемыми для большинства проголосовавших граждан, чем неэффективные демократические правительства.

Я цитирую это исследование, конечно, с должным уважением к правительственным учреждениям, у которых была более успешная история — включая некоторые очень известные парламенты!

Но печальный факт, который кроется позади такой нестабильности в нашем мире сегодня это то, что на правительства смотрят как на институт несоответствующий этим проблемам. Более счастливым фактом является то, что в глобальных усилиях изменить эту картину Канада является образцовым лидером.

Позвольте мне теперь привести несколько примеров тесного сотрудничества между АКДН и Канадой на протяжении почти четверти века.

Одним из самых ранних моментов нашего сотрудничества было учреждение первой частной медицинской медсестринской школы в Пакистане в сотрудничестве с Мак Мастером и Канадским Международным Агентством по Развитию (CIDA) того времени. Это был первый компонент Университета Ага Хана — первого частного университета в этой стране. Влияние медсестринской школы было огромным; многие из тех, кто сейчас возглавляет другие медсестринские программы и больницы во всем регионе — не только в Пакистане — являются выпускниками нашей школы. Канада была также одним из первых доноров Программы Ага Хана по Поддержке Села в Северном Пакистане, позволившей в три раза увеличить доходы в этой отдаленной и изолированной местности. Подходы, использованные там, позже сформировали наше дальнейшее сотрудничество в Таджикистане, в Афганистане, в Кении, и в Мозамбике. Канада также помогла учредить Институт Развития Образования в Университете Ага Хана в Карачи и в Восточной Африке, наряду с другими образовательными инициативами в Кении, Танзании, Уганде, Мозамбике, Афганистане, Таджикистане и Пакистане, включая новаторские программы в области Раннего Развития Ребенка.

Я также могу рассказать о наших тесных связях с канадскими университетами, такими как Мак Мастер, Мак Гилл, Университет Торонто и Университет Альберты, усовершенствуя наши собственные учреждения третичного образования — Университет Ага Хана и Университет Центральной Азии.

Последний университет явился результатом уникального трехстороннего соглашения Имамата с правительствами Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. Университет будет служить приблизительно 22 миллионам людей, которые живут в Средней Азии, на горных склонах и высокогорной окружающей среде, территориях с острой сейсмической и экономической уязвимости.

Я мог бы перечислить еще много примеров в области культурного развития и научных исследований. И мы особенно гордимся Глобальным Центром Плюрализма здесь в Оттаве, совместном проекте Имамата и Канадского правительства.

Всего через три года Канада будет отмечать свою 150 годовщину, и весь мир будет готов отпраздновать это событие с вами. Поделиться устойчивой, плюралистической историей Канады и является основной миссией нашего Глобального Центра, и 2017 год будет основной возможностью сделать это, начиная с его главного офиса в бывшем Военном Музее в Сассекском проезде. Возможно, 2017 год и праздничные торжества могут стать катализатором для наших соседей для улучшения всей прибрежная зона вокруг этого здания.

Наше партнерство в Канаде весьма усилилось, конечно, присутствием на протяжении более четырех десятилетий значительной Исмаилитской общины. Как и большинство исторических глобальных сообществ, у Исмаилитов есть своя разнообразная история, но уверено можно сказать, что наш опыт в Канаде был особенно положительной главой в этой истории.

Я с удовольствием вспоминаю момент учреждение Делегации Исмаилитского Имамата здесь в 2008 году и слова господина Премьер-министра в тот день о наших совместных усилиях сделать Канаду “штаб-квартирой глобальных усилий по содействию миру, процветанию и равенству через плюрализм”. Мы глубоко рады тому, что сегодня мы можем подписать новый Протокол с Вашим Правительством, позволяющий дальнейшее укрепление нашей действующей платформы для сотрудничества.

Заглядывая на последующие 25 лет деятельности АКДН, мы полагаем, что наше постоянное присутствие в развивающихся странах сделает нас надежным партнером, особенно в вопросах решения трудных задач прогнозируемости.

На этом фоне позвольте мне перейти к широкой международной сфере, включая роль отношений между странами и культурами Ислама — то, что мы называем Умма — и неисламскими обществами. Это является главным в формировании глобальных отношений в наше время.

Я начну с того, что подчеркну центральную мысль об Умме, которую часто не видят в других местах: фундаментальный факт его огромного разнообразия. Мусульманская демография существенно расширилась за последние годы, и сегодня мусульмане имеют весьма отличающееся мнение по многим вопросам.

Важным среди них является то, что они не разделяют некоторое общее, всеохватывающее впечатление от Запада. Для некоторых стало банальным, чтобы говорить о неизбежном столкновении индустриального Запада и исламских цивилизаций. Но мусульмане не видят вещи таким образом. Те, чьи слова и дела совпадают с этой точкой зрения - малочисленное и чрезвычайное меньшинство. Для большинства из нас это просто не правда. Мы находим необычно мало в наших теологических толкованиях, которые бы совпадали с другими Авраамическими верами — с Христианством и Иудаизмом. Действительно, есть очень многое, которое находится в глубокой гармонии.

Когда начались столкновения современных времен, они чаще всего возникали из конкретных политических обстоятельств, поворотов и деталей взаимоотношений власти и экономических амбиций, а не из-за глубоких теологических различий. И все- таки печально, что то, что является весьма неправильным в Исламском мире, ошибочно воспринимается за то, что нормально. Конечно, восприятие нашего мира средствами массовой информации в последние годы часто передавалось сквозь линзы войны. Но это является еще большей причиной для того, чтобы формировать глобальные переговоры в более компетентном направлении. Я лично знаю об усилиях, которые приложил Премьер-министр, для того, чтобы достигнуть этого. Благодарю Вас, господин Премьер-министр.

Сложность Уммы имеет долгую историю. Некоторые самые великолепные главы в исламской истории были специально построены на принципе инклюзивности — это был вопрос государственной политики, чтобы добиваться превосходства через плюрализм. Это было правильным со времен Аббасидов в Багдаде и Фатимидов в Каире более чем 1000 лет назад. Это было верным и в Афганистане и в Тимбукту в Мали, и позже с Сафавидами в Иране, с Моголами в Индии, с узбеками в Бухаре и оттоманами в Турции. Начиная с 8 по 16 века, аль-Андалус процветал на Пиренейском полуострове под мусульманской эгидой, но также доброжелательно принимали христианские и еврейские народы.

Сегодня, эти исламские традиции были затенены во многих местах одинаково и мусульманами и не мусульманами. Работа Траста Ага Хана по Культуре, включая, Премию Ага Хана по Архитектуре и нашу Программу Исторических Городов, должны восстановить память об этом инклюзивном наследии. Другой непосредственной инициативой является Музей Ага Хана, который откроется в этом году в Торонто, важное свидетельство огромного разнообразия исламских культур в Канадском оформлении.

Возможно, самой важной областью непонимания, за пределами Уммы, является конфликт между суннитскими и шиитскими интерпретациями ислама и последствия для суннитских и шиитских народов. Эта сильная напряженность иногда еще более глубока, чем конфликты между мусульманами и другими верами. Эта напряженность недавно значительно увеличилась и по своему масштабу и по интенсивности, и еще далее была усилена внешними вмешательствами. В Пакистане и Малайзии, в Ираке и Сирии, в Ливане и Бахрейне, в Йемене и Сомали и в Афганистане это становится бедой. Поэтому для не мусульман, которые имеют дело с Уммой очень важно, чтобы они общались и с суннитскими и с шиитскими голосами. Не обращать внимания на эту действительность походило бы на игнорирование в течение многих веков того, что были различия между Католиками и Протестантами, или пытаться решить гражданскую войну в Северной Ирландии, не привлекая оба христианские сообщества. Каковы были бы последствия, если бы протестантско-католическая борьба в Ирландии распространилась бы по всему христианскому миру, как это происходит сегодня между мусульманами-шиитами и мусульманами-суннитами в более девяти странах? Поэтому весьма приоритетным является хорошее понимание и сопротивляемость этим опасным тенденциям, и чтобы фундаментальная законность плюралистических перспектив соблюдалась и уважалась во всех аспектах нашей совместной жизни, включая вопросы веры

Позвольте мне сейчас снова обратиться к Вам на французском языке. Я только что говорил о непонимании, которое существует между индустриальным миром и мусульманским миром, и о том, как противостоящие силы подорвали отношения с прекрасными традициями Ислама, но все же наши сердца и наши умы, и для многих, наша вера говорит нам, что гармония возможна. Фактически, недавние события - признак этого. Я хотел бы сказать о важности конституционного развития в исправлении неспособности некоторых существующих конституций противостоять развитию обществ, особенно когда эти общества развиваются. Этот фундаментальный вопрос, с учетом моих обязанностей, я не могу проигнорировать.

Вы можете быть удивлены, узнав, что за последние десять лет тридцать семь стран во всем мире приняли новую конституцию, и двенадцать стран находятся на стадии модернизации своих собственных конституций. В общей сложности это сорок девять стран. Говоря другими словами, это движение в настоящее время включает в себя четверть государств-членов ООН. Из этих сорока девяти стран, 25% это страны, имеющие Мусульманское большинство.

Это указывает на то, что теперь нет никакого обратного пути от требования гражданских обществ, требования иметь новые конституционные структуры.

Я хотел бы сейчас занять несколько минут для того, чтобы поговорить об определенной политической проблеме, которая касается Мусульманского мира. Религиозные партии, по своей собственной структуре, основаны на принципе неотделимости религии и повседневной жизни.

Последствием этого является то, что, когда наступает время, чтобы обсуждать конституционные условия с теми, кто хочет разделения между государством и религией, довольно трудным становится достигнуть консенсуса по всеохватывающему законодательству.

Однако есть одна страна, которая продемонстрировала нам сегодня, что это возможно, и такой страной является Тунисская Республика.

Сейчас и не время и не место, чтобы проникнутся в детали ее новой конституции, однако, позвольте мне обратить внимание, что это явилось результатом ответственных плюралистических дебатов, и кажется, что эта конституция содержит необходимые правила гарантирующие взаимоуважение между различными группами гражданского общества.

Это отражено, среди прочего, в использование понятия коалиции, будь то на избирательном уровне или на правительственном уровне. Это большой шаг вперед для такого плюрализма, на который надеялись Канада и Исмаилитский Имамат.

Позвольте мне также отметить обнадеживающий результат этих событий. Таким образом, форумом для дебатов и конфликта в пределах любого плюралистического общества теперь не должна быть улица или площадь, но таким форумом может быть конституционный суд правового положения.

Помимо гениальности Тунисских приверженцев конституционализма, подготовительная работа по этому вопросу включила консультации о сравнительном конституционном праве. И я хотел бы в особенности признать роль, которую сыграли Португальские эксперты по правовым вопросам. Граждане страны, которой я чрезвычайно восхищаюсь, и которая, как и Канада разработала цивилизацию взаимоуважения между сообществами и открытостью к религиям. Здесь я обращаюсь к закону, регулирующему отношения между Португальской Республикой и Исмаилитским Имаматом начиная с 2010 года. Я очень рад сообщить здесь, в присутствии этой весьма почтенной аудитории, что этот закон был единодушно принят, и он признает природу Исмаилитского Имамата, как надгосударственная организация.

В заключение, говоря о Тунисской конституции, господин Франсуа Лалонде, Президент Французской Республики сказал в Тунисе, что роль гражданского общества это то, что делает вашу революцию уникальной и даже вашу Конституцию.

Под Гражданским Обществом я имею в виду множество учреждений, которые работают на частной и добровольной основе, но мотивированы высокими общественными целями. Сюда входят учреждения работающие в области образования, культуры, науки и исследований; занимающиеся коммерческими, трудовыми, этническими и религиозными проблемами; а также профессиональные общества в области права, бухгалтерского учета, банковского дела, прикладной науки и медицины. Гражданское общество охватывает группы, которые занимаются вопросами здоровья и безопасности, и экологии, а также организации, которые заняты гуманитарным обслуживанием, искусством или средствами массовой информации.

Иногда существует тенденция искать прогресс, который акцентирован исключительно на политике и правительстве, или на частном, прибыльном секторе. И конечно обе эти тенденции имеют свои роли. Но моя точка зрения такова, что мир должен уделять больше внимания — намного, намного больше внимания — потенциальной роли Гражданского общества.

Мы видим, что гражданское общество расширяется повсюду, от Африканской Полу-Сахары до Туниса и Египта, от Ирана до Бангладеш. Несколько лет назад во время чрезвычайно опасной ситуации в Кении— начало гражданской войны — прежний Генеральный Секретарь Организации Объединенных Наций Кофи Аннан, направил путь к мирному решению, которое в большой степени опиралось на силу Гражданского общества Кении.

Все больше и больше я верю, что голоса Гражданского общества это голоса за изменения там, где изменения запоздали. Это были голоса надежды людей живущих в страхе.

Это голоса, которые могут помочь преобразовать страны кризиса в страны возможности. Есть слишком много обществ, где все еще много людей живут в страхе и приговорены жить в бедности. Обратиться к этому страху, и заменить его надеждой, и будет главным шагом по устранению бедности. И чаще призыв заменить страх надеждой будет состоять из голосов Гражданского общества. Активное Гражданское общество может открыть дверь для огромного разнообразия способностей и талантов от целого ряда организаций и отдельных людей. Это означает открывать путь к разнообразию. Это означает приветствовать множественность голосов. Я полагаю, что Канада в состоянии уникально сформулировать и проиллюстрировать три критические основы качественного Гражданского общества — приверженность плюрализму, меритократии, и космополитической этике.

Космополитическая этика это этика, которая приветствует сложность человеческого общества. Эта этика балансирует права и обязанности, свободу и ответственность. Это этика для всех народов, для знакомого и для других, независимо живут ли они через улицу или вдоль всей планеты.

Организация Ага Хана по Развитию работала на протяжении более пяти десятилетий, чтобы оказать помощь в улучшении Гражданского общества. И заглядывая в будущее АКДН, мы удостоены чести, что Канада рассматривает нас как ценного партнера. Благодарю Вас Премьер-министр. Одним из ключей к успеху Канады в строительстве меритократического Гражданского общества является ваше признание того, что демократическим обществам необходимо больше, чем демократическим правительствам.
Я был впечатлен последними исследованиями, показывающими, что деятельность волонтерских учреждений и некоммерческих организаций в Канаде является одной из самых высоких в мире. Этот канадский дух резонирует с заветным принципом в культуре Шиитов Исмаилитов - о важности на добровольной основе использовать индивидуальные стремления на благо улучшения жизни других.

Это не вопрос филантропии, а скорее самоосуществление, реализация своих способностей — “ осведомлённая самореализация ”.

Во время моего Золотого юбилея — и это важно — шесть лет тому назад, Исмаилиты со всего мира добровольно предложили свои подарки, не только богатства, но в основном, время и знания в поддержку нашей работы. Мы создали структуру Времени и Знания, структурированный процесс, который привлёк целый океан знаний, включая десятки тысяч волонтеров. Многие из них поехали в развивающиеся страны с желанием служить, и одна треть из тех волонтеров были канадцами. Их поддержка была огромной в плане оказания нам помощи по использованию практики передовых стандартов в наших учреждениях и программах, и тем самым делая нас, мы надеемся, еще лучшим партнером для Канады! Такие усилия расширяются, когда многократные затраты соответствуют разнообразным потребностям, и поэтому огромное экономическое разнообразие Канады является таким ценным глобальным ресурсом.

Одним из основополагающих качеств Гражданского общества Канады является его образовательное значение. Исследования показывают, что канадские студенты — будь то местные или родившийся за рубежом — занимают самые верхние ряды среди студентов на международном уровне. И действительно, в Канаде более 45 процентов лиц иностранного происхождения имеют высшее образование.

Этот факт возможности получения образования сильно резонирует с верой Шиитов Исмаилитов в преобразовательную силу человеческого интеллекта. Это убеждение и подчеркивает огромную приверженность АКДН к образованию везде, где мы присутствуем — не только образование для нашей веры, но также и образования для всего нашего мира. А чтобы сделать это, мы занимаемся всеми уровнями образования.

Университет Ага Хана в Карачи и Восточной Африке расширяется, создавая новый факультет Гуманитарных наук, а также восемь новых школ последипломного образования в сотрудничестве с несколькими канадскими университетами.

Мы также разделяем с Канадой глубокую признательность за потенциал раннего образования ребенка. Этот возраст является самым важным для развития умственных способностей. Это образование является одним из самых рентабельных способов улучшить качество жизни для сельского, а также городского населения. Примете мои поздравления господин Премьер-министр, за Вашу инициативу по этому вопросу.

В этом отношении позвольте мне воспользоваться моментом, чтобы отдать дань уважения покойному доктору Фрейзеру Мастард, работа которого по Раннему Развитию Ребенка повлияет на миллионы людей во всем мире. АКДН посчастливилось быть вдохновленным и получить консультации этого великого канадского ученого и гуманиста. Качественное образование является фундаментальным для развития меритократического Гражданского общества, и соответственно для развития плюралистических отношений.

История Канады может научить нас многому в этом отношении, включая долгие, поэтапные процессы, посредством которых были построены качественные гражданские общества и создана культура плюрализма. Один из лозунгов нашего нового Глобального Центра Плюрализма это “Плюрализм это Процесс, а не Продукт”. Я знаю, что многие канадцы описали бы свой собственный плюрализм как “ работа в прогрессе”, но это и есть ценность глобального качества.

Чего еще потребует от нас качественное Гражданское общество? К сожалению, мир становится больше плюралистическим по сути, но не обязательно по духу. Социальные образцы “Космополитана” еще не были согласованны с “космополитической этикой”. Фактически, суровая реальность состоит в том, что религиозная враждебность и нетерпимость, кажется, повышается во многих местах — начиная с Центрально Африканской Республики до Южного Судана, Нигерии, Мьянму, Филиппин и других стран, между главными религиозными группами и внутри них.

И опять, Канада ответила примечательным способом, открыв всего год назад Офис Свободы Религии. Его проблемы, как и те, с которыми сталкивается Центр Глобального Плюрализма, огромны, и его вклад будет весьма тепло приветствоваться. И конечно он также будет служить достойной моделью для других стран.

В итоге, я полагаю, что Гражданское общество является одной из самых влиятельных сил в наше время, силой, которая станет еще более универсальным влиянием, охватывая больше стран, влияя, изменяя, а иногда даже заменяя неэффективные режимы. И я также полагаю, что Гражданское общество во всем мире должно энергично поощряться и мудро опекаться теми, кто сделал возможным его успешную работу, и Канада впереди всех остальных.

Я весьма благодарен Премьер-министру и вам, кто дал мне эту возможность поделиться, с точки зрения веры, некоторыми проблемами, которые занимают меня, когда заглядываешь вперед. Я надеюсь, что объяснил, почему я убежден о глобальной роли нашего партнерства во имя человеческого развития.

Позвольте мне завершить выступление личной мыслью. Когда вы строите свои жизни, для себя и для других, то вы опираетесь на определенные принципы. Главным в моей жизни был стих в Святом Коране, который обращается ко всему человечеству. Он гласит: “О, Человечество, бойтесь своего Бога, который создал Вас из единой души, и из нее создал ее напарника, и от этой пары разбросал повсюду много мужчин и женщин …”

Я не знаю ни о каком более красивом выражении о единстве нашего человеческого рода, появившегося действительно из единой души.

Спасибо.